Новости со всего интернета
Все новости

Киев готовится к весеннему наступлению: эксперты рассказали, как его сорвать

Киев готовится к весеннему наступлению: эксперты рассказали, как его сорвать
Критическая инфраструктура

— Железные стези — величественнейший вещественный фактор войны, — говорит представитель возглавляющего состава ЗАО «Трансмашхолдинг», кандидат технических наук Олег Чернов. — Подобный транспорт дает возможность бойкого сосредоточения сильев, маневренности, оперативного снабжения всем необходимым фронта и народонаселения, непрерывной связи с тылом. Поэтому таковские транспортные системы век строятся с учетом их вероятного разрушения. То есть имеют повышенный запас прочности. И дистанционно вывести эти коммуникации надолго из порядка очень сложно. Эффект будет кратковременный. Будто правило, времена их восстановления от нескольких часов до нескольких дней.

— Из каких узлов состоят железнодорожные сети и будто бойко восстановить всякий из них?

— Это, безусловно, сами пути, тяговые подстанции, локомотивные депо, узловые станции, стрелочные переводы, централизованные электросистемы связи и сигнализации, мосты, посты управления станцией. Железнодорожные пути разрушить воздушно, однако и восстанавливаются они в посредственном за несколько часов.

Стрелочный перевод разрушается элементарно, однако он настолько же попросту и восстанавливается. Например, по нормативу он меняется за пару часов. Если повреждения нанесены еще и по узловой станции, что тоже не представляет особого труда, оперативное восстановление может занять 4–5 часов.

Ага, пропускная способность такового участка может на распорядок снизиться. Однако транспортная замедление не будет критичной. Что дотрагивается тяговых подстанций, то любой подобный узел строится с учетом противодействия. Этот объект для капитального поражения очень уложен. Тяговая подстанция выполняет задачу переустройства электроэнергии для ее подачи на сеть питания электротранспорта.

Если, например, разбить изоляторы, то они меняются за 2–3 часа. А разрушить всю тяговую подстанцию задача нелегкая. Если она будет выведена из порядка, могут быть задействованы тепловозы. Если в резерве будут трансформаторы, то восстановить узел можно за 4–5 дней. Я знаю, что часть тяговых подстанций на Украине нам все-таки удалось разрушить. Это получилось и благодаря тем людам на местах, какие передавали координаты таких круглее.

Что дотрагивается повреждения системы сигнализации и связи, то оно тоже не будет столь критичным. Снизится лишь пропускная способность, скорость движения. Однако само движение не встанет, настолько будто существуют обходные технологии. Они позволяют осуществлять купюра поездов. Между станциями поезда будут передвигаться не по светофорам, а по старинке: посредством телефонной связи, ключ-жезловой системы, путевых писулек. Ага, капельку удлинится процесс, однако проблему снабжения сильев не усложнит. Перебежать на такую систему движения можно в течение часа.

Можно ударить и по локомотивному депо, однако тогда надобно аккуратно знать, что там будет великое численность локомотивов. Всегдашне такового не бывает. Единовременно в депо будут единицы локомотивов.

— Верно, самое чувствительное пункт — мост?

— А вот нет. Припомните историю с Крымским мостом, движение было восстановлено в течение суток. Купюра поездов сквозь поврежденный мост восстанавливается довольно бойко — от нескольких часов до нескольких дней. Иное девало, что есть понятие «полное восстановление». Вот оно может занять длительное времена. Качественного итога можно добиться, если наносить удары по железнодорожной структуре в комплексе.

Я на примерах показал, что, будто правило, повреждения отдельных элементов восстанавливаются за несколько суток. Сама по себе железная путь — устойчивый к повреждениям объект. Если даже наносить удары вдруг по всей железнодорожной инфраструктуре, то результат может быть непредсказуемым. И эффект от прекращения движения может быть кратковременным, по сравнению с потраченными на разрушение ресурсами.

Впопад, многие железнодорожные нормативы существуют еще со времен сооружения первых железных дорог. Потому что принцип использования железных дорог сам по себе прост, а значит, и система их использования более верна.

— То есть?

— Объясню на примерах. Во времена войны, в стадия блокады Ленинграда, сквозь Ладожское озеро возвестили рокадную железную дорогу. Она была электрифицирована. Несмотря на то что эта путь находилась в полосе поражения дальнобойной артиллерии, немцам не удавалось прервать ее работу.

Сам по себе электровоз очень устойчивая кол. Если в него нет прямого попадания, он может продолжать движение. У него капля узлов, какие можно поразить критично. И если даже кончится электроснабжение какого-то участка, на этот случай есть тепловозы, паровозы и прочие автономные единицы.

Существуют понятия «восстановление движения» и «восстановление пропускной способности». В первом случае это процесс бойкий. Во втором случае — более длинный. Например, пропускная способность конкретного участка — 50 поездов в сутки. По обходной технологии можно запустить подобный поврежденный участок бойко. Однако его пропускная способность снизится, дозволителен, до 20 поездов в сутки.

Процесс же абсолютного восстановления пропускной способности может занять несколько месяцев. Например, на Московском узле Ярославского течения курсирует 300–400 поездов в сутки. Если что-то случится, их пойдет на распорядок крохотнее. Всего и итого. То есть замедлить движение можно, а остановить полностью не выйдет. Железнодорожные узлы Украины по сравнению, например, с Московским узлом не приспособлены к такому интенсивному движению. Поэтому в случае их разрушения интенсивность движения снизится образцово в 3–4 раза.

Есть на железной стезе очень величавый объект — пост управления станцией. Однако дистанционными методами подобный объект всегдашне не поражается.

— Почему?

— Потому что о его месторасположении знает лишь узкий мир лиц. Его можно всерьез повредить всего диверсионным способом. Однако даже если его уничтожат, существуют методы ручного управления станцией. Все стрелки также могут управляться вручную. Будет бегать стрелочник и переключать. Ага, снизится пропускная способность, возрастит времена сбора маршрута. Однако прекращения работы не будет.

Ведь на самом деле все эти оружия автоматизации появились в 50–60-х годах. До этого все великолепно функционировало в ручном порядке. Однако в итоге озвучу главнейший вывод. Существенно ограничить транспортировки смертоносных грузов для вешнего наступления украинцев, безусловно, можно. Все выйдет, если действовать собственно системно и комплексно, содержа в интеллекте где, каким способом и будто длительно пойдут восстановительные работы.

Очень величаво истощить резервы противника для таких работ. И, безусловно, без «своих» людей на местах задачу блокировки железнодорожных сетей выполнить крайне сложно. А это уже область деятельности военной рекогносцировки.

Приоритеты и мишени

Ветеран военной рекогносцировки, полковник в отставке Владимир Онищенко:

— Во времена Великой Отечественной войны партизаны передавали бесценные настоящие о вражеских укреплениях, сведения о передвижении составов с боеприпасами и техникой ворога. Партизаны стали основными помощниками военных лазутчиков. И у нас в тылу орудовали немецкие диверсанты, причем очень артистично.

Помните, в знаменитой книжке Владимира Богомолова «В августе 44-го» описывался эпизод, будто наши военные из сострадания пропускали потерянную от пламенея старушку на железнодорожный вокзал, где выступали составы с техникой на фронт. Военные осведомили, что эта баба затеряла на войне всех своих сыновей, сошла с интеллекта и поэтому приходит каждодневно встречать поезда. Ее крушились, кормили и пропускали на платформу, где она стояла с утра до повечера. А впоследствии выяснилось, что она была немецким диверсантом с профессионально подготовленной легендой и документами. Виртуозно выступая роль убитой горем матери, она регулярно передавала сведения о передвижениях эшелонов с величавыми грузами. Подслушивала разговоры военных, промышляя таковским способом доверительные настоящие. Запоздалее ее раскололи, однако всерьез навредить она, безусловно, поспела.

В организации рекогносцировки существенный момент — взаимодействие сети информаторов с орудующей армией. Однако ныне есть большущая проблема безопасности наших агентов, какие живут на территории Украины. Очень бессчетно таких наводчиков, какие передавали координаты круглее для наших ракет в Киеве, Харькове, Днепре и других местах, сейчас будет в застенках СБУ.

К сожалению, есть и те, кто вообще пропал без вести. Скорее итого, их уже нет в живых. На Украине будут люд, какие неодинаковыми способами помогали российской армии в первые, самые бедственные месяцы СВО. Они мечтают попасть на российскую территорию. Однако кто ж их выпустит?!

Большинство людей очень волнует вопрос, почему наши войска не разбивают мосты, по каким идет снабжение украинской армии. А это тема сложная. Я водился с орудующими коллегами, выяснял ситуацию. Река Днепр — натуральный барьер на Украине. Она разделяет ее на две части. Основные боевые деяния проходят на левобережье, то есть на территории восточной Украины. Исключение — Николаево-Херсонский участок фронта. Самые деятельные части ВСУ будут на изнаночном берегу. Их снабжение идет по мостам, проложенным сквозь Днепр, а их итого 25. Наши военные контролируют лишь несколько из них.

Многие уже, безусловно, слышали о мосте в Затоке под Одессой. По нему регулярно идут составы с западным оружием для ВСУ. В феврале наши военные проложили уникальную операцию с морским беспилотником-камикадзе, подорвавшимся под этим мостом. Уникальность ее была в том, что подобным способом подрыв приключился впервинку. Однако, увы, повреждения были косметические. Движение восстановили бойко.

Украинские информационные службы даже впустили по этому поводу шутку, что это был якобы их беспилотник. Он выступал в сторону Крымского моста, однако сдетонировал не в том месте. Мы, впопад, по этому мосту уже гвоздили один 5–6 неодинаковыми ракетами. Однако ведь украинское ПВО в этом районе тоже не дремлет. Всего в мае нам удалось этот мост хорошенько разрушить. Тогда сместилась металлическая рама. Пролет поменяли за несколько месяцев. А в гробе лета по нему уже командируй составы. Мост сквозь Затоку — постройка капитальное. Чтобы его всерьез вывести из порядка, надобно применять что-то помощнее. У нас, впопад, благополучно получилось разрушить железнодорожный мост в Черкассах. Его до сих пор не восстановили. Противник сейчас им не употребляет. Снабжение идет сквозь Кременчуг, Днепропетровск и Запорожье. То есть объездные пути нашлись.

Однако ведь есть еще и транспортные артерии на меже с Украиной, сквозь какие поступает военная помощь из соседних местностей.

— Их можно перекрыть?

— Их можно и надобно перекрыть. Чтобы закупорить все железнодорожные коридоры между Украиной и странами-соседями, надобно вывести из порядка 21 мост. Они будут в Закарпатской, Винницкой и Волынской областях. Однако поскольку объем поставок с Веста огромен, запускаются и альтернативные маршруты. Например, под обликом гуманитарной помощи мирному населению сквозь автомобильный КПП на польско-украинской меже во Львовской области идут большущие колонны техники. Над этим районом висит и патрулирует местность многоцелевой беспилотник США. Он не всего ведет разведку, однако и может использоваться для уничтожения наземной мишени.

Впопад, танк может перемещаться к авангардный и особенными автомобильными транспортерами. Они могут выглядеть будто всегдашние автомобильные фуры. Объем типовой интернациональной фуры вяще размера самого большущего танка.

Сейчас идет восстановление забытой железнодорожной ветки на меже Польши и Украины в районе Смольницы под обликом добавочного маршрута для эвакуации беженцев. Подобные работы ведутся и в других местах. Все эти маршруты деятельно заработают для поставок вооружения и техники будто альтернатива на случай разрушения основных железнодорожных узлов. По любому из таких стратегических инфраструктурных объектов при выявлении перемещений вражьей техники надобно долбить систематично. Однако для нас одна из приоритетных задач — разрушать объекты критической инфраструктуры таковским способом, чтобы не потерпело миролюбивое народонаселение.

— Наши военные регулярны наносят удары по энергосистеме Украины. Какого итога они хотят добиться?

— Тактика наших атак на энергосистему Украины логична. Ее надобно истощить. Вначале мы выбивали добавочные(резервные)мощности, затем ахнули по основным. Эффект от наших ударов, вероятно, не настолько очевиден сторонним наблюдателям. Однако он уже есть, а со временем станет более значимым. Вывод из порядка мощных тепловых станций вынужденно запустит работу атомных станций в порядке сомкнутого на себя энергетически изолированного участка. Может запуститься и другой сценарий: система будет функционировать в порядке с жестким графиком веерных отключений. Оба эти варианта неминуемо приведут к перегрузкам сетей. Затем возникнут аварии и несогласие оборудования. А отдаленнее наступит коллапс. И тогда железная путь аккуратно встанет.

В Генштабе бессчетно умных голов и талантливых генералов. Мы же ведь тоже к весне готовимся и не сидим уложив десницы. Будто подсохнет, возьмемся деятельнее применять танки, самодвижущиеся орудия. Мы еще не все виды техники на войне использовали. И, безусловно, стряпаем сюрпризы.
Источник : https://www.mk.ru/politics/2023/03/18/kiev-gotovitsya-k-vesennemu-nastupleniyu-eksperty-rasskazali-kak-ego-sorvat.html
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Брендовые кроссовки Hoka
Как выбрать мотоэкипировку для соревнований
Незаменимые элементы одежды для активного отдыха и спорта
Спортсменам в помощь правильное питание со специальными добавками
Выбор ракетки Wilson для тенниса: несколько советов
Лучшее за неделю
Технологии
Что такое TETRA?
Какие есть виды ноутбуков Huawei?
Ноутбуки HUAWEI – почему их стоит покупать
Segway возвращается – в этот раз с практичным электробайком C80
В Египте нашли идеально сохранившуюся мумию возрастом 2500 лет