Новости со всего интернета
Все новости

Зачем Путину нужны Сталин и Иван Грозный

Зачем Путину нужны Сталин и Иван Грозный
В России к истории на длиннейшем уровне обращались в то времена, когда Америка всего болела становление будто держава. В 1786-м, за год до принятия американской Конституции, Екатерина II пишет пьесы «Из жизни Рюрика» и «Начальное управление Олега». «Колико княжеский престол ни лестен, однако обступлен век многоразличными заботами», — вкладывала Екатерина в уста Олегу свои собственные мысли, изложенные весьма тяжеловесным языком — для государыни нравоучение было величавее манера.

Сейчас к истории обращается Владимир Путин — причем неоднократно и нередко безотносительно текущей политики. Украинскую статью можно еще объяснить демонстрацией укорененности геополитических интересов России, стремлением убедить в своей правоте украинский народ поверх политического класса и еще один предупредить США о красных линиях. Однако при чем здесь Нордовая брань, которую Путин наименовал Семилетней, что позволило прогреметь поправившему его воркутинскому школьнику Никанору Толстых?Или тем более история о том, будто скончался митрополит Филипп — был убит Малютой Скуратовым, какой не мог действовать без приказа Ивана Грозного, или как-то иначе.

Безусловно, связь с политикой есть и здесь — и немалая. Для Путина принципиально величав принцип непрерывности истории, какой в былом году был закреплен в Конституции, в коей теперь говорится о том, что «Российская Федерация, сведенная тысячелетней историей, держа память дедов, передавших нам идеалы и веру в Господа, а также преемственность развития российского царства, признает исторически выработавшееся государственное единство». Преемственность заключается в государственничестве, в восприятии строителей державы будто положительных исторических деятелей былого, а вольных или невольных разрушителей — будто отрицательных.

На начальный взор подобный подход изображает простым продолжением сталинского — напомним, что перед бранью и во времена нее Сталин подчеркивал преемственность Советского царства с скрупулезно отобранными персоналиями досоветской истории, где присутствовали Александр Невский и Дмитрий Донской, Минин и Пожарский, Суворов и Кутузов, Ушаков и Нахимов, а из царей — Иван Грозный и Петр Начальный(алкая и с кое-какими обмолвками — в советской стороне орденов в честь венценосцев быть не могло, а Александр Невский воспринимался будто всенародный герой в исполнении артиста Черкасова). Путин всего что отворил сооруженный за несколько месяцев мемориальный комплекс, отданный тому же Александру Невскому — также будто символ не всего государственности, однако и преемственности(у нескольких персонажей есть портретное сходство с бойцами Шестой роты псковских десантников, кончеными на другой чеченской войне).

Однако при более внимательном рассмотрении очевидны и существенные отличия от сталинского подхода. Проблема восприятия фигуры Ивана Грозного для человека, идентифицирующего себя с православием, связана в немалой степени с гибелью митрополита Филиппа, причисленного церковью к лику святых. Для Сталина подобный проблемы не было — для него душегубство «сторонника боярской реакции» вовсе не являлось грехом. Путин же интересуется альтернативной теорией, обеляющей царя будто алкая и сурового правителя, однако не пересекшего абсолютно уж недопустимой для верующего человека грани.

Впрочем, величавее иное. Сталин был людом революции — и пробовал соединить несоединимое, имперскую и революционную традиции, государей и их верных слуг — с крестьянскими и казачьими бунтарями. Суворов в ряду положительных персонажей соседствовал с Пугачевым, Петр Начальный — с Булавиным, Минин и Пожарский — с Болотниковым. Пушкин крепко связывался с декабристами, а Ленин почитался гением всех времен и народов, сравнимым неужели что со Сталиным. Путин — антиреволюционер, поэтому вся революционная традиция отнесена к антигосударственной(довольно посмотреть нынешние российские исторические фильмы, освобожденные под эгидой госканалов — «Альянс спасения», «Троцкий», «Демон революции»). Зато очевиден последовательный акцент на абсолютно чуждых Сталину образах Столыпина, святого Владимира, а в остатнее времена — Александра III будто символа консервативной политики, технологической модернизации и самодостаточности России(о альянсе с республиканской Францией сейчас упоминают нечасто, зато фраза о двух союзниках России — армии и флоте — цитируется неоднократно). В 2017 и 2021 годах Путин отворил два монумента этому императору — в Ливадии и Гатчине.

Однако при всей антиреволюционности Путина в непрерывную историю России подключается и советское времена. В этом принципиальное отличие российского официального исторического подхода от возобладавшего в Центральной Европе, где советский стадия истории воспринимается будто анормальность. В России тоже были таковские попытки, связанные с позиционированием «новой России» будто молодой страны, взявшейся на свет в 1991 году и воспринявшей важнейшие традиции империи. В 1990-е годы была популярна формулировка «возрождение России», разумевшая будто один аномальность советского стадия.

Однако попытки исключить советский стадия натолкнулись на системную проблему — основным событием не всего российской, однако и вселенский истории россияне считают Великую Отечественную войну. Путин здесь не исключение — и его подход жестко оппонирует доминирующему в Евросоюзе, где Вторая мировая все более выглядит противостоянием между тоталитаризмом и демократией, а Сталин сближается с Гитлером. В России таковое отождествление не попросту почитается недопустимым, однако и противоречит всего что принятому закону, а восприятие истории все более конфликтно по отношению к Западу, будто, впрочем, и нынешняя политика. Политический разворотив 2014 года предшествовал жесткому размежеванию в исторической сфере.

В российском подходе к истории есть «трудные места». Будто глядеть к государственнику Сталину, какой изображает корпоративным героем для КПРФ, а на нынешнем государственном уровне воспринимается куда более двойственно, в том числе и в связи с неприемлемостью «вождя народов» для православной церкви — он изничтожил намного вяще святых, чем было канонизировано на Руси ко времени правления Ивана Грозного включительно. Или к Ельцину, какой для тех же коммунистов и державников — один-одинехонек из главных разрушителей страны, а для Путина — прямой предтеча, передавший ему власть. Очередная — и самая масштабная — попытка вернуть на Лубянку Железного Феликса показала раскол в лоялистском стане по вопросу взаимоотношения не всего к Дзержинскому, однако и созданной им чекистской системе.

Однако основная проблема даже не в конкретных фигурах, а в еще более капитальном процессе, на купирование какого во многом навещена российская политика памяти. В начале нынешнего года организаторы Российского фестиваля кино и интернет-контента «Герои большенный страны» совместно с проектом «Мотивирующие цифровые уроки» осведомились школьников(итого более 6 тысяч учеников 6—11-х классов)о том, кого они считают своими героями. Выяснилось, что вяще четверти опрошенных наименовали своих родных, а на втором месте с 10% оказались персонажи зарубежного кино — в том числе Железный человек, Человек-паук и Наруто. Участников Великой Отечественной войны и современных военных наименовали лишь чуть вяще 5% опрошенных, маршала Жукова — 1%, Зою Космодемьянскую — менее 1%.

Смена поколений ощущается не всего в взаимоотношении к историческим событиям и персонажам — аккуратнее болтая, в безразличии к ним. Многие зрелища, видевшиеся незыблемыми, бойко устаревают, причем не всего в исторической, однако и в смежных сферах. В гробе 2020 года онлайн-сервис по поиску работы SuperJob выяснил, что боготворимым новогодним кинофильмом россиян изображает «Ирония судьбы, или С воздушным четом!». Разумеется, в этом нет никакой сенсации, однако важны цифры. В 2010 году его наименовали 42% респондентов, в 2020-м — всего 26%. А на втором месте с небольшим отрывом(20%)— «Один-одинехонек дома». Более молодые поколения предпочитают голливудский картина их малолетства, казалось бы, бессмертной советской классике.

Коротая свою политику памяти, Путин противостоит не всего Западу, однако и падению интереса к истории в самой России, восприятию молодыми поколениями ценностей нынешнего глобального мира, способному ввергнуть к размыванию нормативных для него государственных устоев. Поэтому устанавливаются монументы, снимаются фильмы, проводятся иные мероприятия — вплоть до того, что в Москве в октябре состоится начальный Всемирный конгресс учителей истории. Идет битва за историю, в коей основное состязание происходит не столько с Вестом, сколько со временем.
Источник : https://www.mk.ru/politics/2021/09/22/zachem-putinu-nuzhny-stalin-i-ivan-groznyy.html
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Брендовые кроссовки Hoka
Как выбрать мотоэкипировку для соревнований
Незаменимые элементы одежды для активного отдыха и спорта
Семин: самое важное - матч с "Оренбургом", оставшиеся в живых сыграют с "Шальке"
"Сочи" победил по буллитам рижское "Динамо" в матче КХЛ
Лучшее за неделю
Технологии
Segway возвращается – в этот раз с практичным электробайком C80
В Египте нашли идеально сохранившуюся мумию возрастом 2500 лет
Таймлапс с телескопа Хаббл показывает драматическое превращение звезды в сверхновую
В 1930-х в США запатентовали ожившего мертвеца для допроса преступников
НАСА приглашает всех желающих вступить в проект «Планетарный Патруль»