Новости со всего интернета
Все новости

Вечные рядовые советской армии

Вечные рядовые советской армииВсюду требовалось выжить и оставаться людом. Мужиком.
сегодня в 12:21, просмотров: 461

фото: ru.wikipedia.org
Тогда, 100 лет назад, кумекал: неужели наступит таковое времена, мол, после армии пройдёт неделя, месяц. Год — фантастика. Год после армии. Этого ввек, ввек не случится. Мы здесь завязли, будто в гениальном хотиненковском кинофильме «Зеркало для героя» — навечно. И это, увы, не кончится.

Кончилось…

Миновала неделя. И десять лет. И скоро сорок.

Вообще армия для нас, бывших дворовых советских драчунов, была особым маркером предбудущей партикулярной жизни. Экзаменом на выживание.

Верно, не ошибусь, если скажу, что закосить от службы ни у кого из молодых закоренелых совков, воспитанных на образе актёра Ланового в «Офицерах» и кино о Максиме Перепелице, даже дум не водилось.

Все мы — чуть снизу — восхищённо взирали на отслуживших старших товарищей(усатых, с неизменной жегловской папиросой в искривленный ухмылке). С замиранием сердца внимая их «стращальные» байки — жестокие, добросердечные, забавные. Исподволь готовясь к своей, априори неведомой, отправке в никуда. Будто в далёкий Космос. В лесковское «не́что», «ничто́». В неизвестность.

Спустя годы осознали - то было не чем другим, будто безыскусный русской рулеткой. Блек-джеком. Игрой на выживание. И что можно было геройски вернуться обсыпанным бренчащими медалями, на вороном коне. Будто маршал Жуков на великолепной картине худ. С. Присекина. А можно — и в афганском по кругу запечатанном-завареном цинковом гробу.

Будет диковинное ощущение…

Ты только-только вышел из беспечного подросткового малолетства, не поспев пересудом насладиться взрослостью. Не поспев допить сладкие «777». Допеть под гитару блатной романс разинувшей рот соседской фифе в жёлтых бантиках. Не поспев докурить обворожительно пахнущую посторонний цветастой жизнью пачку «Мальборо». Не вкусив блаженства неискусной девчачьей ласки. Будто бац!— ты в грохочущем на поворотах андреевском поезде перемен. И куда тебя везут — не ведаешь.

Однако сам себе ты уже не принадлежишь — аккуратно. You in the army now, man. Ты — в галактически порожнем вакууме. Ты — никто. Звать тебя — никак. Лев у тебя — никаких. Даже индивидуально на себя боготворимого.

( Когда впервинку зашёл в пресловутую каптёрку(одно из любимейших приватных сержантских мест), мне тут же прилетело железной табуреткой по котелке. За то, что не алкал отдавать старослужащим привезённую из дома сгущёнку).

Некто оказывался в реальной каталажке. У чёрта на куличках. Без крохотнейшей вероятности отпрыска. С безжалостнейшей(непередаваемой словами)дедовщиной. Где библейские каноны жития установлены испокон веков. И нет оттуда выхода. Кроме того будто перетерпеть сей дикий, дичайший балаган — первые «лохматые» пол-срока. И на вытекающие дембельские 365 дней стать подобный же несносной сволочью, какой был твой «дед». Каким был его «дед», и т.д., в — историческую глубь эпох. Пропахшую кровоточивым солдатским впоследствии.

Некто — влетел сразу на войну. Без подготовки. Или в Морфлот на три года. В стройбат.(А кто и после армии остался «дослуживать» в дисбате двушечку за хулиганство).

Тем не менее всюду требовалось выжить: морально, внутренне. Всюду надобно вопреки всему оставаться людом. Мужиком. Не превращаясь в примитивный, тупоголовый скот. Вкусивший сладкий запах владычества над посторонний судьбиной.(Что тоже владело пункт. Перекидываясь впоследствии на гражданку в облике беспредельно наглых небритых морд. Устроившихся, поплёвывая семки, кто — по родовому блату прорабом на выгодной коттеджной стройке. Кто — приёмщиком посуды(настолько же по блату). А кто — уголовным решалой по дискусионным теневым спросам).

Тут возникает занимательная градация предпочтений. И советского армейского везенья-невезенья.

Поделим их на три части.

Итак…

1. Везунчики. Это, безусловно, загранка. Любая. Где бы то ни было. Польша. Венгрия. ГДР. Без разницы. Всюду свои преференции, дефиниции. Всюду был собственный «бычий»(невиданный в Альянсе)кайф — импортные пиво, джинсы, жвака. Буржуазные впечатления, наконец. Многие собственно там взялись понимать, дескать, не всё идёт путём в царстве российском. И «кто-то где-где у нас порой» кое-что от нас неприкрыто и преднамеренно скрывает.

Подфартило, разумеется, музыкальным сильям — в силу профессиональной специфики.

Счастливилось технарям. Связистам. Водилам. Строителям с инженерными навыками. Их тривиально использовали по назначению: не до глумлений и дедовщины.

Армия — как-никак огромный производственный стрельбище. Процесс. И некто же должен тащить всю эту(новейшую, в принципе)технику на своём горбу — испытывая, разбирая, сопоставляя. Ремонтируя, в гробе гробов.

2. Непосредственно солдаты в настоящей(!) армии. Те, кто ретировались в Афган.

Отвлёкшись, воздадим честь героям. Выжившим, конченым — бессмертная слава!Самосильно от того, какие лозунги тогда звучали. И какие обоснования войны вбивались оголтелой пропагандой в головы незрелых ещё молодых ребят.

С другой стороны, мог ли кто тогда предположить, что выйдя из Афганистана, абсолютно скоро край вновь встрянет в очередную нелепую бойню — с собственным народом на Кавказе. И за гигантские те неоправданные жертвы, — что в Афгане, что в Чечне: — ещё никто не понёс легитимного наказания. Ну, ага мы не о политике. Праздник же…

( Отвлёкшись, вспомню призывавшегося со мной питерского приятеля-музыканта — Вадима. Он сразу поехал в Ташкент. Где его тут же без подготовки кинули на безжалостнейший учебный марш по пустыне. Кухарничая солдат в Афган. Где он — на первой тренировке — умер с непривычки от разрыва сердца. Ясная память!)

3. «Обычная» Советская Армия. С неожиданными подъёмами(временами под струёй ледяной воды из чайника). Зарядкой на тридцатиградусном морозе: «Раз-два!Три-четыре!». Спортивными делами под проливным дождём. Незапланированными ночными разведвылазками до изнеможения. С внеурочным(по «духовству»)мытьём полов, чисткой унитазов, гальюнов — до глянца!— зубной щёткой. С нескончаемым(затаённым)ожиданием далёкого дембеля. За туманом сплошных невзгод-разочарований…

И вот — ты уже сам «старик». И твоя «личная» молодая поросль драит палубу, стирает ефрейторские носки. До обморока отжимается по триста один в четыре часа утра. Жизнь идёт…

Армия(в перерывах меж кухней с мёрзлыми макаронами и нескончаемой заправкой-расправкой коек: «Сесть-встать!45 секунд на подъём!»)— охраняет границы, бороздит моря-океаны, прыгает с парашютом, форсирует вражьи учебные водные преграды. Бережёт Отчизну под миролюбивым небом.

И ты не пишешь матери о неприятностях, коих пруд пруди. Информируешь недюжинно о победах, заслугах, наградах. Шлёшь геройские субъекта «усталые» фото с калашом, гранатомётом, у могучего черномазого(со всесоюзных учений)танка.

Там, на гражданке, семейство от всей дави верит, что оно под надёжной защитой их кровного сына, племянника, внука. И за парадным столом 23 февраля начальный тост вздымается за верный сыновний дембель. Другой — за деда Гришу(Васю, Павла), конченого в Великую Отечественную. Третий — за Сталина. Стоя.

( Причём мой дед, к примеру, великолепно зная о сталинских злодеяниях, выговаривал тост элементарно по фронтовой нарицательной традиции — ведь сей возглас сопутствовал каждую их атаку в длинном походе на Берлин. Также будто и наркомовская сотка спирта).

И ничего, в общем-то, не меняется в сознании бывших советских солдат времён Афгана. Многие из нашего поколения — 50—60-летние мужчины — застигли ещё и обе чеченские операции, Приднестровский конфликт. Принимали участие. Погребали дружков. Вырастали по карьерной лестнице. Невзирая на политические предпочтения и рыла во власти.

Уж настолько мы воспитаны нашими боевыми белоголовыми ветеранами: стоять до гроба. На войне будто на войне… В отзвуках коей миновало малолетство. Промчалось-пролетело в реминисценциях большенный Победы 1945-го. Коей в грядущем мае — 75!Благопристойный возраст. Грандиозный праздник.

Дедов, к сожалению, утилитарны не осталось ныне. И армия давным-давно уже иная — в основном контрактная. Не чета нам — неотёсанным домашним птенцам. Занимавшимся воевать в 1970—80-х… напрямик на войне.

С разинутым ртом глядящим на причудливо-восточную природу — из окон грохочущего на поворотах андреевского поезда. Медлительно причаливающего к мифического облика видам из «Тысячи и одной ночи» — конечной станции Термез. Остатней — перед Рубиконом в неизвестность на Амударье.

За Родину!За нас, ребята. С праздником!
Источник : https://www.mk.ru/politics/2020/02/23/vechnye-ryadovye-sovetskoy-armii.html
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Незаменимые элементы одежды для активного отдыха и спорта
Семин: самое важное - матч с "Оренбургом", оставшиеся в живых сыграют с "Шальке"
"Сочи" победил по буллитам рижское "Динамо" в матче КХЛ
Крыховяк назвал победу над "Рубином" в Кубке России очень тяжелой
Ильин: ничья со "Спартаком" в Кубке России в нашу пользу
Лучшее за неделю
Технологии
Walmart намерена превратить автостоянки возле супермаркетов в кинотеатры
Парфюмерная компания из США разработала одеколон с ароматом космоса
Стерилизатор ITFIT от Samsung обеззаразит и подзарядит ваш смартфон
Google позволит вам увидеть цифровых динозавров в своей квартире
Власти японского города Ямато запретили пользоваться смартфонами на ходу