Новости со всего интернета
Все новости

Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном

Как новый президент Мирзиёев управляет УзбекистаномТашкент идет на обгон
сегодня в 00:01, просмотров: 639
Бессчетно ли у России пусть не век удобных и сговорчивых, однако зато мощных и надежных партнеров и союзников на просторах бывшего СССР?В «Альянсе нерушимом» было, будто знаменито, 15 республик. Однако для составления нашего списка будет довольно перстов одной десницы. Казахстан век очень жестко отстаивает свои интересы в ходе переговоров с Москвой, однако Нурсултан Назарбаев век был основным застрельщиком интеграции на постсоветском пространстве. Жалобы Александра Лукашенко на мнимые или реальные обиды со стороны Кремля стали столь привычными, что уже почитай не воспринимаются всерьез. Однако благодаря сотрудничеству Москвы и Минска в оборонной сфере наши границы на белорусском фланге уже какое десятилетие верно прикрыты. Индивидуальные взаимоотношения Путина и фактического лидера Армении Никола Пашиняна дробно искрят. Однако втянутому в долголетний изматывающий конфликт с соседним Азербайджаном Еревану попросту не на кого вяще опираться, кроме России. Рад сообщить, что в этом коротком списке появилось очень значимое прибавление. Это Узбекистан — самая величавая край Центральной Азии, какая до недавних пор предпочитала «гулять сама по себе».

Политик, какой пробудил Узбекистан: президент Шавкат Мирзиёев. Фото: president.uz
Когда наш самолет абсолютной ночью приготовился совершить посадку в фокусе Хорезмской области Узбекистана, Ургенче, я поспел уже трижды пожалеть о том, что я не настоял на заказе для нас вип-зала. Во времена полета мы с партнерами обсудили «страшилки» знакомых о привычках узбекских пограничных и таможенных служб и приготовились к многочасовому изматывающему шмону. Однако трепеты оказались безрезультатными: все миновало без сучка без задоринки. И это, будто я осмыслил в финале поездки, вовсе не было безоблачной случайностью. После кончины осенью 2016 года первого президента самосильного Узбекистана Ислама Каримова почитай никто из экспертов не ожидал, что в отгородившейся от наружного мира республике произойдут по-настоящему величавые перемены. Спецы по региону хором предрекали: держава с тридцатитрехмиллионным народонаселением ждет продолжение порядка Каримова без самого Каримова.

Однако новейший президент Узбекистана — Шавкат Мирзиёев, сумел посрамить скептиков. В республике стремительно начались изменения, какие еще вчера казались немыслимыми. При Каримове сохранялись очень многие привычные черты Советского Альянса. Обитатели Узбекистана могли покинуть свое держава, всего получив «в органах» выездную визу. У национальной валюты страны — сума, век было два очень разных обменных курса: официальный, какой изображал абсолютно нереальным и бездоходным, и курс черного базара, за мена по которому можно было загреметь в места не столь отдаленные. В первые месяцы учебного года студенты и школьники занимались не учебой, а сбором хлопка на полях. Были в тогдашней узбекской реальности и «оригинальные» элементы в облике заминированных границ с бывшими братьями по Советскому Союзу. При Мирзиёеве все эти диковинки ретировались в былое.
Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном
Магометанство Каримов в свою бытность президентом Узбекской ССР. Фото: fondkarimov.uz
Уже впоследствии в Москве, беседуя российскими чиновниками, индивидуально ведомыми с двумя президентами Узбекистана, я обратил внимание и на разницу в личных стилях поведения двух лидеров. В разговорах с любыми собеседниками Магометанство Каримов ладил ставку на собственный длинный монолог. Шавкат Мирзиёев глянцевито умеет поддерживать диалог. Каримов выдавался своей крайней закрытостью. Мирзиёева, визави, характеризуют будто очень разинутого человека. Однако чем вяще я погружался в изучение ситуации, тем больше во мне укреплялась уверенность: противопоставлять двух лидеров Узбекистана ложно. Без Каримова не было бы Мирзиёева. Если бы не беспробудный политический фундамент, созданный суровым первым президентом страны, ее другой президент ввек бы не смог открыть Узбекистан миру и России.
Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном
Площадь Регистан в Самарканде: в старинных городах Узбекистана воздушно ощутить себя героем «Тысячи и одной ночи». Фото: gov.uz
Будто Каримов спас Узбекистан

«Когда до здания оставалось близ 130 метров, напрямик на наших глазах приключился взрыв, в воздух взлетели какие-то предметы и детали от автомобиля. Я раскатал машину, чтобы вернуться в аппарат президента. Алкая от места теракта это дом находилось в 600–700 метрах, там тоже от взрыва вылетели стекла. На улицу выбегали напуганные, растерянные люд. Магометанство Абдуганиевич пристал к ним и взговорил: «Не волнуйтесь. Мы сверимся с этим испытанием...» Магометанство Абдуганиевич встретил решение вернуться в кабинет министров, близ какого приключился взрыв... Подъехав к зданию, мы завидели огромную воронку, образовавшуюся от взрыва машины, начиненной взрывчатым веществом, людей, раненных осколками разбитых взрывной волной стекол, частично разбитые здания. Находясь на площади, мы слышали взрывы в других частях города, выходившие с неодинаковыми интервалами» — подобный рассказ телохранителя первого президента Узбекистана Усмона Бердимуратова я нашел в подаренной мне в ташкентском фонде Каримова книжке воспоминаний.

Безусловно, таковские драматические события, будто изображенная возвышеннее серия взрывов 16 февраля 1999 года, выходили в Узбекистане в первые годы самостоятельности не всякий день. Однако вот что не подлежит сомнению: когда в июне 1989 года Магометанство Каримов стал первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана, он получил очень бедственное политическое и экономическое наследство.
Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном
фото: ru.wikipedia.org
16 февраля 1999 года, Ташкент. Подорванное террористами дом кабинета министров.
Пролистывая уже упомянутую книгу воспоминаний о первом президенте Узбекистана, врученную мне с дарственной надписью его вдовы, Татьяны Акбаровны, я наткнулся на вытекающий рассказ своего давнишнего ведомого, вкалывавшего в гробе девяностых — начале двухтысячных послом Узбекистана в Москве, Шокасыма Шоисламова: «В начале 1986 года в Москве встретили решение создать «молодой резерв кадров» в числе 40 человек годом не ветше 35 лет. Меня, инструктора орготдела ЦК, также включили в этот состав. В марте 1986 года нам обнародовали, что состоится встреча с заместителем председателя совета министров, председателем госплана Узбекской ССР. К нам вышел моложавый, подведенный человек. Это был Магометанство Абдуганиевич Каримов. Бесстрастно, без каких-либо эмоций он доложил, что расскажет нам о состоянии экономики республики. Затем, не заглядывая в бумаги, он в течение часа сорока минут излагал информацию, какая повергла нас в шок. Мы были не попросту растеряны, а раздавлены услышанным. Получалось, что утилитарны по всем показателям на душу народонаселения республика была на последних местах в бывшем Альянсе. В зале стояла бездушная гнетущая безмолвие. Чтобы преодолеть неловкость от заволокшейся паузы, я, будто староста группы, задал вопрос: если поза Узбекистана столь бедственное, куда смотрит руководство республики?Магометанство Каримов внимательно посмотрел в зал, а впоследствии произнес: я бы тоже алкал это знать».

Безусловно, соратников Ислама Каримова можно заподозрить в необъективности по отношению к их покойному начальнику. Однако их оценка ситуации полностью подтверждается воспоминаниями человека, у какого нет нужды льстить Каримову, — его предшественника на посту первого секретаря УК КП Узбекистана Рафика Нишанова. Взаимоотношения между двумя политиками неприкрыто не были самыми теплыми. В своих мемуарах фамилии Каримов Нишанов норовит не упоминать. Однако то, будто описывает поза в республике в стадия до и во времена своего короткого, полуторагодового пребывания в должности, говорит само за себя: «Разбирая состояние девал, я всюду помечал досадные приметы упадка. Впору было схлестнуться за голову. Сгусток проблем».

К несчастью для Узбекистана, этот «сгусток проблем» таскал не всего экономический характер. В заключительные годы существования СССР волны политической нестабильности взялись обрушиваться безотносительно на все советские республики. Узбекистан очутился для этих волн необычно кольнем. Политическая элита республики была деморализована и дезорганизована. В рамках «узбекского дела» глав самого длиннейшего звена кипами отправляли под арест. Довольно сказать, что в 1989 году в местах не столь отдаленных находились и недавний председатель совмина, и даже бывший начальный секретарь республиканского ЦК партии. Такового в тот момент и вблизи не было ни в одной другой союзной республике. А когда нарастающий политический вакуум наложился на социальную неустроенность, стремительный рост народонаселения и увеличение воздействия религиозных экстремистов, в Узбекистане создались все обстановка для взрыва насилия. Таковские взрывы насилия не вынудили себя ждать.

Вот будто Рафик Нишанов живописал в мемуарах то, что приключилось за считаные дни до прихода Ислама Каримова на должность партийного шефа Узбекистана: «Ввечеру 3 июня в гостинице раздался один-одинехонек из самых кошмарных звонков в моей жизни. На проводе — Фергана. Мне сообщают, что в поселках Ташлак, Комсомольский, городе Маргилане беда. Какой час идут погромы турок-месхетинцев. Организованные толпы молодчиков врываются в дома, грабят, насилуют, совершают зверские душегубства, поджигают здания. Безобразия сопровождаются воплями: «Турки, вон из Узбекистана!»... Сквозь день с министром внутренних девал СССР Вадимом Викторовичем Бакатиным я отправился в Фергану... Когда мы с Бакатиным обозревали потерпевшие районы, нам навстречу попадались грузовики с парнями, содержавшими в руках клюки, монтировки, бутылки с зажигательной смесью, даже оружие. И это притом, что на самых опасных участках были выставлены бойцы внутренних войск».

Необычно кризисным в политическом взаимоотношении в Узбекистане выпал момент непосредственного распада СССР. В декабре 1991 года официальные государственные структуры бесповоротно затеряли контроль над ситуацией во втором по численности народонаселения городе Узбекистана — Намангане. Власть фактически перебежала в десницы радикальных исламистов во главе с 23‑летним самопровозглашенным «эмиром» Тахиром Юлдашевым. Я слышал рассказы о том, будто Каримов безотлагательно прилетел в Наманган, пробрался в самый центр толпы, выдернул микрофон из десниц лидера исламистов и гаркнул: не веруйте!Реальность была менее сценической, однако, на мой взор, еще более впечатляющей. Прилетев на Як‑40 с минимальной охраной в забранный экстремистами город, президент Узбекистана вступил в переговоры с народонаселением и лидерами исламистов и исподволь сумел переиграть их политически.
Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном
фото: ru.wikipedia.org
Тахир Юлдашев.
На чудом сохранившихся видеозаписях тех событий видать, будто Магометанство Каримов именует Тахира Юлдашева «дорогим молодым братом» и ведет с экстремистами длинные галантные беседы. Думаю, что эти галантные разговоры собеседники лидера Узбекистана вспоминали впоследствии еще очень длительно. Брань официального Ташкента с экстремистским подпольем была длинной и упорной. Однако мало-помалу, сочетая применение силы и политические инструменты, Каримов сумел переломить ситуацию — и, впопад, не всего в собственной стороне. Вот что о роли президента Узбекистана в войне с дестабилизацией в Средней Азии мне рассказала руководитель Фокуса ближневосточных изысканий Института вселенский экономики и международных взаимоотношений РАН Ирина Звягельская: «Когда после распада СССР в Таджикистане началась партикулярная брань, официальная Москва первоначально не алкала в нее ввязываться. В российских правящих кругах владычествовала точка зрения, что в этой бывшей советской республике демократы воюют с бывшими коммунистами. Визит Ислама Каримова в Москву сумел переломить ситуацию. Президент Узбекистана сумел объяснить Ельцину, что большинство оппозиции никакие не «демократы», а самые взаправдашние исламисты. После этого подконтрольная Москве 201‑я дивизия вступила в активную борьбу с экстремистами. Благодаря Каримову в Центральной Азии удалось избежать эффекта домино. Опасность абсолютной дестабилизации региона была устранена». 

Одного этого довольно, чтобы сказать первому президенту Узбекистана великое благодарствую. После смерти Ислама Каримова в сентябре 2016 года Владимир Путин высказался о нем настолько: «Он по-доброму ко мне глядел. Магометанство Абдуганиевич был поветше, поэтому при индивидуальном общении обращался ко мне по имени и на «ты». Было в этом что-то очень душевное, по-человечески простое и искреннее». В абсолютной мере осознавая все дефекты того порядка, какой Магометанство Каримов возвестил в Узбекистане, я великолепно понимаю, почему Путин попрощался с ним с подобный острой сердечностью.
Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном
фото: kremlin.ru
При Каримове Узбекистан пребывал в состоянии добровольной изоляции, Мирзиёев отворил свою страну России и миру.
Будни новоиспеченной эры

Первое значимое появление предбудущего второго президента Узбекистана Шавката Мирзиёева глядит еще к 1991 году. Бывший на тот момент Верховный Совет Узбекистана не был полностью лоялен по отношению к Исламу Каримову. На одной из парламентских сессий группа оппозиционеров попыталась устроить своего рода номенклатурный путч — сместить президента с должности. Будто указывается в книжке воспоминаний о Каримове, занимавший тогда в Верховном Совете должность председателя мандатной комиссии Шавкат Мирзиёев был в первых рядах тех, кто дал «решительный отпор» бунтовщикам.

На вытекающий год возник мягкий, однако в то же времена довольно бойкий карьерный взлет предбудущего президента в системе исполнительной власти Узбекистана. Вначале с поста первого проректора Ташкентского института инженеров ирригации и механизации сельского хозяйства он перебежал на должность главы администрации одного из районов столицы. В 1996 году Шавкат Мирзиёев был повышен до уровня хокима(губернатора)Джизакской области. В 2001 году последовал перевод на аналогичную должность в Самарканд. Наконец, в 2003 году грядущий президент стал премьер-министром республики.

В любой стороне мира пост главы правительства — один-одинехонек из самых ключевых и значимых. Узбекистан в этом плане исключением не изображает. В каком плане он изображал исключением, настолько это в том, что при Каримове премьер-министр не владел ни лева, ни возможности публично проявить свою собственную политическую индивидуальность. Посещавшие в те годы Ташкент высокопоставленные визитеры из Москвы повествовали мне, что даже на закрытых переговорах премьер республики не мог водиться с ними на нормальном человечьем языке. Вместо этого он был должен читать по бумажке заблаговременно заготовленный текст.

Возможность публично раскрыть собственное «я» появилась у Шавката Мирзиёева всего тогда, когда после смерти Ислама Каримова в 2016 году он стал вначале и. о. президента, а впоследствии и всенародно избранным главой Узбекистана. Вот, например, одно из взятых мной утилитарны наобум свежих заявлений Шавката Мирзиёева: «Мы должны удовлетворить наш народ. Непосредственно встречаться с народом. Непосредственно встречаться с людами. Ни у кого нет лева ныне работать будто вчера. Закрытость, непрозрачность, коррупция, кумовство не помогут работе... Многие хокимы городов и районов хотят это продолжить. Если они не будут удовлетворять народ, если у них ноги оторвались от земли, осведомьте, мы будем вынуждены всех уволить... Доколе есть жизнь, мы не сможем освободиться от вожделений. Однако коль ты перебежал на служение народу, ты должен отбросить все эти вопросы... Один-одинехонек неверный шаг становится кандалами на ногах, портит наш имидж, какой мы завоевали, роя иглой колодец».

Бессчетные велеречивые, однако всегдашне не подкрепленные реальными делами речи Горбачева и Ельцина создали у россиян найденный иммунитет к риторике на тему «служения народу». Однако пытаясь привить узбекскому чиновничеству принципиально новую для него политическую культуру, Шавкат Мирзиёев не попросту грозится «всех уволить». Он выполняет это обет даже тогда, когда речь идет о индивидуально близких ему людях. Когда грядущий президент вкалывал хокимом Самаркандской области, профессиональный экономист Зоир Мирзоев был у него патроном финансового управления. Сквозь несколько лет карьера Мирзоева пошла в гору. Каримов назначил его губернатором, а уже новейший президент Мирзиёев — вице-премьером по сельскому и водному хозяйству.
Как новый президент Мирзиёев управляет Узбекистаном
Быструю езду любят не всего русские: новейший лидер Узбекистана Шавкат Мирзиёев влечется максимально ускорить развитие республики. Фото: president.uz
Многообещающая карьера находящегося в фаворе у президента вице-премьера оборвалась в октябре 2018 года. Наведав с инспекционным визитом Аккурганский зона Ташкентской области, Зоир Мирзоев остался крайне не доволен качеством полива пшеницы. Стремясь преподать «нерадивым сельхозникам» задание, вице-премьер приказал шестерым из них встать в заполненный водой арык, а впоследствии выстроиться в линия, содержа в руках тяжеленные камни. По старым меркам узбекского чиновничества в таковом поступке не было ничего постыдного и даже примечательного. Еще в советские времена шефы возвышенного ранга обвыкли здесь не всего прилюдно осыпать подчиненных проклятьями, однако и самолично применять к ним, выражаясь казенным языком, «меры плотского воздействия». Однако у истории с арыком и камнями был абсолютно другой финал. Когда фото инцидента влетели в Интернет, Шавкат Мирзиёев со дебошем освободил Мирзоева с должности.

Пробыв близ года на низовой должности хокима района, Зоир Мирзоев был, истина, «политически реабилитирован»: получил направление на пост областного губернатора. О чем это свидетельствует?Не всего об отходчивости Шавката Мирзиёева и его готовности давать своим проштрафившимся подчиненным другой шанс. Это яркое проявление системной проблемы, с коей столкнулся президент Узбекистана, взяв курс на модернизацию страны, — изощренного дефицита квалифицированных, надежных и готовых работать по-новому управленческих кадров. Необычно это дотрагивается силовых структур, описывая нравы которых, Шавкат Мирзиёев дробно не стесняется в выражениях: «Прокуроры — самые основные воры!». Два предыдущих генеральных прокурора Узбекистана сейчас, впопад, сидят. Рашиду Кадирову дали десять лет заточения за коррупцию и злоупотребление должностным положением. Ихтиёру Абдуллаеву — восемнадцать лет за организацию криминального сообщества. Занимательно, что после своего ухода из прокуратуры в 2018 году и до момента своего ареста Абдуллаев вяще года проложил в кресле шефа основной узбекской спецслужбы — Службы государственной безопасности.

Основной целью моей первой поездки в Узбекистан этой осенью был осмотр культурных и исторических достопримечательностей. Сказать, что они произвели на меня потрясающее впечатление — ничего не сказать. Великолепно сохранившийся средневековый город в Хиве, с его минаретами, дворцами и караван-сараями, это нечто из «Тысячи и одной ночи». Древние крепости Каракалпакии заставляют задуматься об исчезнувших цивилизациях: кое-каким из этих величественных сооружений свыше двух с половиной тысяч лет. Узкие улочки традиционных кварталов Самарканда, попасть на какие можно, свертев с парадной центральной пешеходной улицы Ислама Каримова. Непередаваемая атмосфера ветхой Бухары, из коей было попросту мучительно больно уезжать. Все это вкупе взятое создало во времена моей поездки ощущение нескончаемого праздника.

Однако это ощущение не воспрепятствовало мне увидеть, будто стремительно и вкупе с тем непросто в Узбекистане идет процесс модернизации. С одной стороны, за три года пребывания у власти Шавката Мирзиёева сделано не попросту бессчетно, а очень бессчетно. Из-за отмены многих ненужных заказов в республике абсолютно по-другому дышится. Столица страны Ташкент напоминает гигантскую стройплощадку. Древние города страны забиты иноземными туристами. С другой стороны, было броско, как колоссальным изображает объем того, что Узбекистану всего предстоит сделать. Президент Мирзиёев уже пообещал, что в недалеком предбудущем Узбекистан перейдет на механизированные методы сбора хлопка. Однако на момент нашего визита поля были заполнены бабами, собиравшими хлопок по старинке — вручную. Во времена нашего 420-километрового автомобильного странствия из Ургенча в Бухару временами путь была вполне сравнима с самыми благоустроенными шоссе мира, а временами — с утыканной ухабами полосой препятствий.

Всю сложность задачи, стоящей сейчас перед Шавкатом Мирзиёевым, я оценил, побывав прошедшую в ноябре в Самарканде Азиатскую конференцию Международного дискуссионного клуба «Валдай». По правилам клуба я не имею лева дословно цитировать, кто и что взговорил. Передам поэтому лишь суть выступления знаменитого российского эксперта, какое произвело на меня наиболее большое впечатление. Что всегдашне почитается конечной целью экономической модернизации?Верно, генерирование максимально возможных темпов роста экономики. Однако опыт реформ в некоторых государствах Восхода показывает, что бойкий экономический рост не беспременно изображает ключом к улучшению всеобщей ситуации в стороне. Рост производительности труда приводит к высвобождению рабочих десниц, какие доколе попросту нечем вяще занять. Избыточные работники десницы формируют идеальную питательную среду для роста экстремистских расположений. Поэтому величаво не попросту гнаться за ростом экономики. Величаво сочетать экономический рост с сохранением социальной стабильности.

Для Узбекистана подобный бережливый и взвешенный подход изображает безотносительно необходимым. Вот статистика о росте народонаселения республики: 1950 год — 6,3 миллиона; 1991 год — 20,7 миллиона; 2019 год — 33,5 миллиона. Близ двух миллионов из этих людей, впопад, живут и работают в России. Магометанство Каримов глядел к ним очень негативно: публично величал байбаками. Шавкат Мирзиёев настроен прагматично. По словам знакомых с ситуацией российских чиновников, он понимает, что подобное поза девал на нынешнем этапе изображает подспорьем для поддержания в Узбекистане экономической и социальной стабильности. При Мирзиёеве касательство официального Ташкента к Москве вообще претерпело радикальное изменение. На смену свойственной эре Каримова настороженности и подчеркнутой дистанцированности опамятовалось времена восстановить узкие связи.

Впрочем, верно, слово «восстановить» здесь не абсолютно уместно. Восстанавливать, по сути, нечего. Ведь то, что было в Советском Альянсе, в СССР и осталось. Вернее говорить поэтому о появлении принципиально новоиспеченной основы сотрудничества России и Узбекистана. Какой собственно будет эта «новая основа», доколе, истина, не абсолютно удобопонятно. Основная интрига взаимоотношений Москвы и Ташкента на нынешний момент — вопрос о том, войдет ли Узбекистан в пророссийский оборонный блок ОДКБ и Евразийский экономический альянс. В нашей столице не скрывают своей заинтересованности в подобном развитии событий. И я такую заинтересованность понимаю и даже приветствую, однако с одной очень величавой обмолвкой. При Каримове Узбекистан дважды входил в ОДКБ и дважды вылезал из него. Предшественнику Евразийского экономического альянса ЕврАзЭС «повезло» чуть вяще: операция «вход-выход» в его взаимоотношении была выполнена всего один-одинехонек один. Все это вкупе взятое представляет собой аховый прецедент, какой ни в коем случае не должен повториться.

Если возвращение самой глубокой страны Центральной Азии в патронируемые Россией интеграционные структуры и состоится, причиной такового шага надлежит быть не вожделение Ташкента «сделать приятное» Москве, а осознание: подобный шаг полностью соответствует национальным интересам страны. Подобное развитие событий не верно, однако вполне вероятно. Безусловно, многие вопросы — необычно в сфере безопасности — Москва и Ташкент могут решать и в рамках своих двусторонних взаимоотношений. Однако когда речь заходит о вопросах экономики, эти рамки могут очутиться излишне узкими или недостаточными. Например, Узбекистан заинтересован в открытии для себя огромного российского базара. Однако Россия — член ЕАЭС. Кое-какие вопросы она не может решать сама, без консультаций с иными членами экономического альянса. Однако не будем бежать спереди паровоза. Путин и Мирзиёев очень дробно и узко водятся. Уверен, что они смогут опамятоваться к взаимовыгодному компромиссу.

Утилитарны накануне отъезда скоростного поезда из Самарканда в Ташкент я вдруг выведал, что теоретически у меня есть шанс побывать в работнике кабинете Ислама Каримова. После своего прихода на должность президента Узбекистана Шавкат Мирзиёев велел превратить рабочую резиденцию своего предшественника в музей, а сам доколе временно разместился в здании сената. Девало уже выступало к ночи, однако я столь пылал энтузиазмом, что принимающая палестины приложила все усилия: передо мной распахнулись ворота дворца «Оксарой» в фокусе Ташкента. В святую святых дворца я, истина, настолько и не влетел. И в аскетичном работнике кабинете первого президента Узбекистана, и в его не менее функциональной приемной, где бессчетно лет вкалывал его бессменный индивидуальный секретарь, великолепно болтающий по-узбекски Георгий Крайнов, выступал монтаж экспозиции.

На вытекающий день аналогичная история повторилась и в Музее искусств Узбекистана. Подъехав к его зданию и уже предвкушая встречу с великолепным, я наткнулся на табличку на двери «закрыто на реконструкцию». Вначале я очень опечалился, однако впоследствии осмыслил, что на самом деле мне повезло. Теперь у меня есть предлог приехать в Ташкент еще один — приехать и увидеть в готовом облике и Музей Каримова, и Музей искусств, и возводимое сейчас Алишером Усмановым исполинских размеров дом Фокуса исламской цивилизации. В течение четверти века после распада СССР россияне продолжали знать, что «Ташкент — город хлебный», однако этот «хлебный город» оставался для них во многом захлопнутым. Теперь он вновь отворился.
Источник : https://www.mk.ru/politics/2019/12/03/kak-novyy-prezident-mirziyoev-upravlyaet-uzbekistanom.html
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажимите Ctrl+Enter
Незаменимые элементы одежды для активного отдыха и спорта
Семин: самое важное - матч с "Оренбургом", оставшиеся в живых сыграют с "Шальке"
"Сочи" победил по буллитам рижское "Динамо" в матче КХЛ
Крыховяк назвал победу над "Рубином" в Кубке России очень тяжелой
Ильин: ничья со "Спартаком" в Кубке России в нашу пользу
Лучшее за неделю
Технологии
Ford запускает производство автодеталей из кофейных отходов McDonalds
Армия США разработала особую защиту для служебных собак
NASA отправило на МКС мускулистых «супермышей» для нового эксперимента
Лучший в мире летный тренажер предназначен только для пилотов F-35
В Китае возвели самое крупное 3D-печатное сооружение в мире